Космические новости

Главная
О проекте
Архив новостей
Веб-мастеру
Магазин метеоритов

Последние новости:
15 октября 2014 г.
14 октября 2014 г.
13 октября 2014 г.
10 октября 2014 г.
9 октября 2014 г.
8 октября 2014 г.
7 октября 2014 г.
6 октября 2014 г.
3 октября 2014 г.
2 октября 2014 г.
1 октября 2014 г.
30 сентября 2014 г.
29 сентября 2014 г.
26 сентября 2014 г.

Новостная лента в формате RSS 2.0


Архив новостей
2014
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2013
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2012
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2011
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2010
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2009
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2008
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2007
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2006
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2005
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2004
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2003
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2002
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2001
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

2000
01   02   03   04   05   06
07   08   09   10   11   12

Сегодня: 17 октября 2018 г.

Frankfurter Rundschau (Германия): Честолюбивые космические планы Европы с милитаристским отпечатком

13 июля 2001 г.

Регина Хаген (Regina Hagen) - член правления "Global Network Against Weapons and Nuclear Power in Space" и координатор организации ученых INESAP Дармштатского технического университета; Юрген Шефран (Juergen Scheffran) - ученый, эксперт по вопросам разоружения

Строительством военного космического зонтика занимаются не только США: в Европе тоже зреет план использования Вселенной в интересах политики безопасности. Соответствующее давление почувствовало на себе Европейское космическое агентство (ЕКА), которое до сих пор специализировалось на исследованиях планеты, климата, окружающей среды в гражданских целях.

В своей речи 1 мая президент США Джордж Буш (George Bush) подчеркнул свою решимость развернуть охватывающую весь мир систему противоракетной обороны на суше, на море, в воздухе и во Вселенной. Еще раньше его министр обороны Дональд Рамсфельд (Donald Rumsfeld) назвал космическое оружие средством, которое, якобы, призвано защитить США от опасности космического "Перл- Харбора". А что же Европа? Она что, должна заниматься космическими полетами в мирных целях и быть бастионом мира во Вселенной? К сожалению, этого не произойдет, если будут реализованы недавно появившиеся планы.

Гражданские корни

В Европе космические полеты имеют другое ценностное значение, нежели в США или в России. В этих двух странах активность в освоении космического пространства на протяжении последних 50 лет подстегивалась взаимной конкуренцией, попытками достичь господствующего положения в технологической и, прежде всего, в военной сфере. В последние годы особую активность в достижении американского господства во Вселенной проявляет Военно-космическое командование США.

Европа, напротив, тащилась сзади. Тем не менее, некоторые страны и Европейское космическое агентство (Europa Space Agency), имея сравнительно небольшие средства, сумели создать себе хорошую репутацию. Научные проекты, межпланетные полеты, исследования солнца, наблюдения за Землей, прогнозирование катастроф - все это осуществлялось на высочайшем уровне. Ракета-носитель "Ариан" гарантирует Европе не только доступ в космическое пространство. Это название уже давно вписано в историю как символ экономического успеха, как свидетельство рекордной надежности.

Целью основанного в 1975 года ЕКА является, согласно его уставу, "обеспечение и развитие сотрудничества европейских государств в области исследований космического пространства исключительно в мирных целях, развитие космических технологий ". Учитывая экономическое превосходство США, достаточно сказать, что бюджет американского космического агентства НАСА составил в этом году 31 млрд. немецких марок (14 млрд. долларов США), в то время, как ЕКА должно довольствоваться не более чем 5,5 млрд. немецких марок (2,856 млрд. евро), так вот с учетом этого обстоятельства усилия Европы направлены, прежде всего, на то, чтобы не допустить технологического отставания и обеспечить отечественной промышленности кусочек жирного пирога.

Спутниковая навигация, дальняя разведка, информация и связь, а также предоставление соответствующих транспортных мощностей - все это представляет собой многообещающий рынок. Будущее открывает огромный потенциал: практически осуществимыми кажутся разработка сырьевых ресурсов на Луне и астероидах, производство в космосе солнечной энергии с помощью соляриев, создание обитаемых станций или даже колоний на небесных телах, целевое воздействие с орбиты на земной климат и развитие космического туризма. То, как Россия недавно утерла всем нос полетом Денниса Тито (Dennis Tito) на Международную космическую станцию, полетом, за который было хорошо заплачено, послужило в США поводом для оскорбительных комментариев.

Жесткая конкуренция

Этот пример свидетельствует о том, что международная конкуренция имеет жесткий характер, что она является причиной постоянно растущей "консолидации" задействованных в ней промышленных предприятий. Разработка и создание космических технологий в целом сконцентрирована в нескольких фирмах, названия которых уже известны по работе в области вооружений и самолетостроения, космонавтики. В прошлом году в Европе объединились, чтобы не отставать от компаний "Boeing", "TRW", "Lockheed-Martin", фирмы "Daimler-Chrysler Aerospace AG" (DASA, Германия; 47,5%), "Aerospatiale Matra" (Франция; 47,5%) и "Construcciones Aeronauticas S.A." (CASA, Испания; с 2000 года относится к DASA; 8,5%), образовав авиакосмический концерн, занявший по своему потенциалу и доле на рынке вооружений третье место в мире. В Великобритании фирмы "Aerospace" (Bae) и "General Electric" (GEC) слились в компанию "BAE Systems". В прошлом году также объединились фирмы "Matra Marconi Space" (Франция; 55%) и "Weltraum-Divisi! ons" компании "Daimler-Chrysler" (Германия; 45%), образовав компанию "Astrium" (7 500 человек персонала). Наконец, несколько недель назад произошло слияние новых консорциумов "EADS" и "BAE Systems" c итальянской компанией "Finmeccania" во второй по величине в мире концерн "MBDA".

Может ли что-то быть использовано в военных целях?

В последние годы в развернувшейся вновь дискуссии о космонавтике наряду с соображениями технологического плана и задачами промышленной политики на первый план все выходит вопрос ее использования в военных целях. Война в Персидском заливе уже в начале 90-х годов показала, сколь огромную роль играют космические технологии в проведении военных операций. Война в Югославии 1999 года переполнила чашу терпения министра обороны ФРГ. С тех пор он энергично требует разработки и развертывания в космосе немецких радиолокационных спутников.

Эта идея, впрочем, не нова. Еще правительство ХДС/СвДП во главе с Гельмутом Колем (Helmut Kohl) поддержало в 1985 году не только идею участия в американской программе СОИ, но и план вывода в космос военных спутников. Европа могла бы тогда использовать в этих целях опыт, накопленный при проведении разведки и обеспечении связью с помощью спутников в мирных целях, передав программное обеспечение Западноевропейскому союзу (WEU). Но тут начали протестовать тысячи ученых и организации в защиту мира, а с окончанием "холодной войны" американский план СОИ потерял свое значение. Пропал интерес общественности и к европейским космическим планам.

Однако, несмотря на изменения в мировой политике, обработка за кулисами продолжалась. В 1986 году Немецкое общество по вопросам внешней политики (DGAP) опубликовало доклад под названием "Немецкая политика в области освоения космического пространства на пороге нового столетия". В докладе, в частности, содержалось требование, чтобы при принятии решений об использовании космического пространства более значительное место отводилось внешнеполитическим и оборонным аспектам. Также выдвигалось требование создания германо-французской разведывательной системы. В другом исследовании, "Спутники наблюдения для Европы", появившемся в 1990 году, были уточнены соответствующие требования, перечислены преимущества, которые дает использование системы, в вопросах организации защиты от катастроф и угроз, представляющих опасность для окружающей среды.

Настойчивая пропаганда этих планов привела к появлению в 1994 году совместного германо-французского проекта по запуску спутников. При этом предполагалось, что Германия примет участие в разработке нового поколения французских оптических разведывательных спутников "Гелиос", а Франция, в свою очередь, намеревалась содействовать в разработке и выводе на орбиту немецкого радиолокационного спутника "Хорус". Проект лопнул в 1998 году, когда новое французское правительство отказалось от сотрудничества по финансовым соображениям.

В 2000 году ситуация вновь изменилась, и министр обороны ФРГ Шарпинг (Scharping) добился своего: Франция и Германия заключили новое соглашение о сотрудничестве в области военной разведки. Франция опять хочет внести свой вклад в форме своих оптических спутников "Гелиос", а Германия намерена сделать разработку всепогодного радиолокационного спутника "SAR-Lupe" на мощностях бременской фирмы "OHB" (при участии компании "EADS"). Между тем, прогресс в области технологий значительно удешевляет и делает более вероятной реализацию соглашения. Тем не менее, Шарпинг считает, что и этот проект по причинам экономии находится под угрозой, и требует финансового участия в нем министерства иностранных дел и министерства развития. Его аргумент: разведанные данные могут наилучшим образом послужить коллегам и для их собственных целей.

Военное сотрудничество в космосе, таким образом, ни в коей мере не снимается с повестки дня. В январе 2001 года министры исследований и обороны Франции и Италии договорились о создании двуединой системы раннего обнаружения для военных и гражданских целей. Франция намерена внести свой вклад в виде двух спутников "Гелиос", а Италия - четырех радиолокационных спутников. Другим европейским правительствам партнеры по этому соглашению хотят предложить минимальное участие в программе.

Однако и без этих планов сотрудничества использование космического пространства уже давно не ограничивается мирными целями. Великобритания имеет, наряду с гражданскими космическими системами, услуги которых и информация приобретаются военными на свободном рынке и используются в собственных целях, военные спутники связи типа "Скайнет", выведенные на геостационарную орбиту. У Франции есть военные спутники "Гелиос", а также дополнительные военные компоненты, смонтированные на правах аренды на гражданских спутниках компании "France Telecom".

4. Миротворческие миссии из космоса

Если прежде все усилия, направленные на увеличение военной составляющей использования космонавтики, были не скоординированными и зависели от наличия двусторонних соглашений, то за последние годы ситуация здесь заметно изменилась. Например, в 1999 году представительная комиссия ЕКА пришла к выводу, что зависимость в области спутниковой навигации от США (их военные пользуются системой "Global Positioning System", GPS) совершенно неприемлема. Для национальной безопасности и проведения миротворческих операций европейских сил быстрого реагирования, подчеркнула комиссия, большое значение имеют разведка, связь и передача указаний. "Поэтому, - приходит она к выводу, - наличие космических систем является составной частью реализации оборонных задач европейской архитектуры безопасности, а также вкладом в усилия по поддержанию мира на Земле".

В сентябре 2000 года Европейская комиссия сделала сообщение по вопросам освоения Европой космического пространства. Авторы сообщения, ссылаясь на "военно-политическую значимость" космонавтики, выступили за то, чтобы создать на базе европейской системы спутниковой навигации "Галилео" и глобальной программы GMES, находящейся на стадии разработки и предназначенной для контроля за состоянием окружающей среды и использования в интересах безопасности, информационную сеть, "которая отвечала бы политическим требованиям Европы". При этом во всех официальных документах проблемы защиты окружающей среды и безопасности настойчиво ставятся в один ряд. Так, возможности глобальных наблюдений GMES должны быть использованы одновременно и для решения задач защиты окружающей среды, и в целях безопасности.

Столь же проблематично, как и вопрос с GMES , выглядит программа "Галилео". С одной стороны, европейская спутниковая система должна дополнять навигационную систему GPS и Glonass США и России, с другой стороны, уменьшить зависимость Европы от этих систем за счет вывода на орбиту до 30 своих собственных навигационных спутников. Если следовать выводам исследования, инициированного министерством развития ФРГ и Немецким авиакосмическим центром (НАКА), реализация проекта "Галилео" "утвердит суверенитет и независимость Европы также и в области спутниковой навигации". Способность осуществлять навигацию, проводить разведку, обеспечивать связь с помощью системы космического базирования в интересах "миротворческих операций европейских сил быстрого реагирования, в которых не принимает участия НАТО", а также "самоутверждение в области политики безопасности" - это цели, к достижению которых последовательно стремится Европейский союз. С одной стороны, в исследовании подчеркивается "гра! жданская направленность" концепции проекта "Галилео" как "системы, находящейся под совместным европейским контролем". С другой стороны, дается ясно понять, что "в случае военных действий прием сигналов "Галилео" может быть воспрещен или, по меньшей мере, затруднен путем применения потенциальным противником активных радиопомех".

Оценка военно-политической ситуации, которая констатирует, что "Европа, тем самым, могла бы получить в военное время в целом более широкий спектр вариантов для своих политических действий", вполне вписалась бы в рамки существующей военной стратегии. Однако это никак нежелательно с точки зрения политики поддержания мира, даже если в подготовку этого исследования внес свою лепту Институт проблем мира.

Официальная позиция по этому вопросу не совсем однозначна. В одном из решений Совета Европы от 11 апреля 2001 года категорично говорится, "что речь о программе "Галилео" идет как о гражданской программе под гражданским контролем". Она названа в документе соответствующей требованиям, предъявляемым к "непрерывности оказания услуг в кризисных ситуациях". Тем не менее, и этот документ предусматривает "ограничение доступа или даже его запрет по решению гражданских органов". Несколькими месяцами ранее Европейская комиссия сообщила, что в военное время решение об ограничении доступа вплоть до полного прекращения услуг в рамках программы "Галилео" из соображений безопасности должно находиться в руках политической инстанции, которая должна назначаться в рамках совместной внешней и оборонной политики (GASP) ЕС.

5. Противоречивое эхо

Озабоченные ученые-естественники еще в 1999 году указывали в своем открытом письме на то, что никакие военные спутники не нужны, что "новому положению Германии в мире- большую пользу принесло бы, если бы она использовала свой научный и экономический потенциал для реализации инновационных проектов будущего, которые способствовали бы разработке эффективных методов разрешения внутригосударственных и этнических конфликтов". В своем ответном письме статс-секретарь министерства обороны Вальтер Штютцле (Walther Stuetyle) отверг требование отказаться от спутников, используемых в военных целях, поскольку спутниковая разведка, по его словам, не представляет угрозы никаким странам и не влечет за собой милитаризации космоса.

Изменение целей космонавтики - переход от решения исключительно коммерческих и научных задач к решению задач военного характера - означало бы, прежде всего, для ЕКА явный разрыв с прежними традициями. Для того, чтобы аргументировать этот запланированный шаг ЕКА прибегла к помощи авторитетных людей. В ноябре 2000 года "три мудреца", так назвали бывшего шведского премьер-министра Карла Бильдта (Carl Bildt), президента "Credit Lyonnaise" Жана Парлеву (Jean Peyrelevade) и бывшего премьер-министра земли Баден-Вюртемберг Лотара Шпэта (Lothar Spaeht), ныне главу компании "Jenaoptik", представили в штаб-квартире ЕКА в Париже свои рекомендации "Towards a Space Agency for the European" относительно новой ориентации деятельности Европы в сфере освоения космического пространства.

В предисловии после вводных замечаний о возрастании роли спутников "для обеспечения защиты окружающей среды и для прочей безопасности" авторы быстро возвращаются к тезису, который может иметь большие последствия для европейской космонавтики: "Европейский союз встал на путь исторического процесса расширения, он разрабатывает единую политику безопасности и обороны и стремится к созданию самой конкурентоспособной, базирующейся на научной основе экономики мира. Космонавтике при ответе на все эти требования времени придается важное значение".

Только новая стратегия в космонавтике может помочь добиться независимости от США и не допустить, чтобы своя собственная инфраструктура для космонавтики появилась у "других конкурентов (прежде всего из Азии)". Кроме того, доклад рекомендует "реализовывать программы, связанные с поддержанием мира внутри зоны ЕКА". "По этой причине мы считаем логичным, использовать возможности ЕКА также для разработки аспектов европейской политики в области космонавтики, более ориентированных на обеспечение безопасности. Поскольку усилия Европейского союза в этой области согласуются с петерсбергскими задачами по укреплению мира путем предупреждения конфликтов и менеджмента в кризисных условиях, включая экологические катастрофы гражданского характера, мы не видим проблем с привлечением ЕКА к выполнению этих задач". Это примечательная попытка представить применение военных средств насилия в качестве мирного акта с тем, чтобы не создавать конфликтной ситуации с привлечением ЕКА к решению задач военного характера.

Предложения ЕКА и требования Европейской комиссии находят широкую политическую поддержку. В феврале 2001 года европейский комиссар по вопросам исследований Филипп Бэскин (Philippe Busquin) объявил о создании "Task Force", совместной с ЕС и ЕКА. "Task Force", среди прочего, должна подготовить концепцию интеграции ЕКА в структуры ЕС. В ноябре 2001 года вопрос о реализации концепции должен быть представлен на решение заседание министров ЕКА в Эдинбурге. Соответствующее решение планируется одновременно принять на уровне комиссии ЕС.

6. Милитаризация ЕС в космическом пространстве

Исследователей и ученых, которые работают над космическими вооружениями для уничтожения наземных целей и носят военную форму одежды, в ЕКА не будет и в будущем. "Поставщиком военных", говорит пресс-секретарь Центра контроля за спутниками агентства в Дармштадте Жакелина Ландо (Jacqueline Landeau), станет, скорее ЕКА. Такой процесс, по ее мнению, является логичным. После того, как Европа получила признание дипломатов и политики в области экономики, нормотворчества, логичным, говорит она, является следующий шаг: "Что следует за валютой? Армии!" А в них есть и космический компонент. Для ЕКА это будет почти революционный поворот. Еще два года назад госпожа Ландо отказывалась принимать участие в дискуссии об этических аспектах использования космического пространства, организованной Дармштадским техническим университетом, аргументируя это тем, что "организаторы увязали этот вопрос с использованием военных спутников и очень пристрастны".

ЕКА, как и Немецкое авиакосмическое агентство имеют все основания опасаться этого. Стремление к сотрудничеству с промышленностью (девиз: неофициально-официальное партнерство) грозит вылиться в военную ориентацию космических программ. Так, предприятия, несмотря на ожидаемые прибыли, пока не готовы участвовать в финансировании программы "Галилео". Они настаивают на чисто гражданском варианте проекта, чтобы не допустить ограничения или полного воспрещения доступа к системе в кризисных ситуациях. Для европейской космонавтики отказ промышленности от участия в проекте явился бы тяжелым ударом, если этим проектом действительно ставится цель подтвердить, что Европа и в техническом и политическом плане в состоянии создавать подобные космические системы и давать отпор США.

7. Упорство и жеманность

Кроме того, ученые в области космонавтики должны опасаться расширения использования спутников в военных целях и по той причине, что они могут оказаться связанными требованиями соблюдения тайны, а также нормами концепции безопасности. Смогут ли, например, военные спутники находиться в ведении нынешних центров контроля ЕКА и НАКА? будут ли тогда специалисты ЕКА втянуты в разработку военных спутников? Масштабы влияния таких решений на характер деятельности тех, кого это затронет, нельзя недооценивать.

Нельзя сбрасывать со счетов и тот аргумент, что с расширением использования космонавтики в военных целях третьи страны могут почувствовать угрозу для своей безопасности и принять ответные меры, которые могут придать новую динамику гонке вооружений в космосе и на Земле. Это, прежде всего, касается США, которые хотят обеспечить себе "господствующее положение в космическом пространстве". Уже сегодня США считают, что для предотвращения "Перл-Харбора в космосе" необходимо создание антиспутникового оружия. Если к подобным "защитным мерам" станут прибегать и другие страны, то использование космического пространства в мирных целях будет окончательно похоронено.

8. Влияние снизу

Планы создания системы противоракетной обороны и расширяющаяся милитаризация космического пространства требуют от Европы однозначного ответа. Однако, если дополнять американский щит щитом европейским, то это не поможет снижению напряженности в мире. Именно Германия, которая 60 лет назад создала грозное оружие V2, имеет полное право внести свой вклад в то, чтобы в ходе освоения космического пространства приоритет оставался за сотрудничеством, исследованиями и решением животрепещущих земных проблем. С тем, чтобы помешать расширяющейся милитаризации космического пространства, начавшемуся выводу туда вооружений, миротворческие и неправительственные организации уже выступили с рядом инициатив.

- Исходным пунктом в деле запрета космических вооружений мог бы стать "Геттингенский проект договора об ограничении использования космического пространства в военных целях", который был предложен в 1984 году учеными-естественниками. Проект обсуждался в бундестаге и в ноябре 2000 года вновь был поставлен уже с новыми пояснениями на обсуждение специальной конференции по вопросам противоракетной обороны в Геттингене. На той же конференции был принят международный призыв к Генеральной ассамблее ООН, в котором содержится требование запрета космических вооружений. На данный момент под этим документом собрано несколько тысяч подписей.

- Немецкая секция "Global network Against Weapons and Nuclear in Space" приступила поздней осенью 2000 года к сбору обращений и подписей с целью потребовать от министра исследований Германии Эдельгарды Бульман (Edelgard Bulmahn), которая в настоящее время исполняет функции президента ЕКА, чтобы та воспрепятствовала втягиванию ЕКА в реализацию военных космических проектов. В результате этой акции отдел космических исследований министерства назначил ее инициаторам время для собеседования, поскольку, как это говорится в приглашении, "министр получает в настоящее время много писем о мирном использовании космического пространства".

- Осенью 1999 года ЮНЕСКО провела совместно с ЕКА мероприятие, посвященное вопросам этики использования космического пространства. Кстати, рабочая группа решила выделить в дискуссии отдельной темой "специальный вопрос военного аспекта покорения космического пространства". ЕКА принудили к тому, чтобы оно откровенно обсудило этот аспект и заняло соответствующую позицию относительно последствий своего вовлечения в военные структуры.

- Инициативы, направленные против милитаризации космического пространства, увязываются с критикой планов развертывания системы противоракетной обороны. Достойны упоминания меморандум Объединения немецких ученых от ноября 2000 года, а также воззвание "Уничтожать ракеты, а не обороняться!", которое было принято в рамках кампании "Уничтожить ядерное оружие", проходившей в Германии. В этом воззвании, как и в призыве, принятом незадолго до учредительного конгресса, содержится требование в адрес федерального правительства отказаться от участия в планах создания системы противоракетной обороны и выступить в поддержку международных инициатив по ракетному разоружению. Какими могли бы быть подобные инициативы, анализируется в специальном проекте "International Network of Engineers and Scientists Against Proliferation" (INESAP), который стартовал в марте этого года.




Другие новости за 13 июля 2001 г.

Из Питера в Москву на паролете

Во Флориде прямо на автотрассу совершил вынужденную посадку двухмоторный самолет

Грузинский проект космической антенны-рефлектора признан лучшим

В Венесуэле разбился польский самолет

Центр подготовки космонавтов становится голливудским павильоном

На пшеничном поле в Адыгее нашли следы НЛО

Летчики узнали, что Ту-154, начал падать за 37 секунд до катастрофы

В Белгородской области потерпел аварию "Ан-2"

Frankfurter Rundschau (Германия): Честолюбивые космические планы Европы с милитаристским отпечатком

Ракета Ariane 5 не смогла вывести спутники на заданную орбиту, возможные убытки - 1 миллиард долларов

У Сатурна обнаружили еще 12 новых спутников

НАСА может потерять связь

Запуск американского метеоспутника откладывается на неделю из-за поломки системы наведения ракеты

МКС, искусственные хрящи и больные коленки





Администратор: